Татьяна Мохова, ТНК-BP: Высокое разрешение на большом экране

Весной этого года компания ТНК-BP переехала в здание бизнес-центра Nordstar Tower. О Центре визуального моделирования (ЦВМ) в новом офисе рассказывают Татьяна Мохова, директор ИТ-проектов, и Анатолий Гуреев, руководитель группы по внедрению системы ЦВМ.

Intelligent Enterprise: Из всего, что есть в новом здании ТНК, Центр визуального моделирования производит, наверное, самое сильное впечатление.

ТНК-BP: Высокое разрешение на большом экране Анатолий Гуреев: ЦВМ — это специально оборудованный зал, где, наряду с другим функционалом, предусмотрена возможность показа стереоскопических изображений. В первую очередь стереорежим предназначен для демонстрации моделей месторождений. Модели строятся с помощью программы Petrel компании «Шлюмберже». Ее используют наши геологи в качестве стандартного инструмента моделирования нефтяных месторождений. Однако технические возможности зала позволяют показывать и 3D-изображение, сформированное любой другой программой, работающей на платформе Windows или Linux.
Важно отметить, что зал ЦВМ спроектирован как многофункциональный и служит для нескольких целей. Первая — это, конечно, совещания специалистов в области геологии и геофизики, которые работают с Petrel и другими программами моделирования. Вторая — обычные бизнес-совещания, требующие использования различного мультимедийного оборудования.

ТНК-BP: Высокое разрешение на большом экране Татьяна Мохова: Здесь стоит, наверное, объяснить наш подход к организации переговорной зоны. Под нее отведен целиком 13-й этаж, причем переговорные комнаты делятся на категории в зависимости от их технической оснащенности. Самый простой вариант оборудования в переговорной комнате — телефон и экран обычного размера, на котором можно демонстрировать презентацию. Переговорные наиболее высокого класса оборудованы видеостенами и позволяют не только показывать презентации большому количеству участников, но также проводить сеансы видеоконференцсвязи (ВКС) и транслировать передачи IP-телевидения. В них, кроме того, установлены конгресс-системы, позволяющие организовать синхронный перевод для переговоров с участием региональных и иностранных коллег и партнеров. Все это есть и в ЦВМ. Таким образом, максимальные возможности оборудования центра могут использоваться специалистами — геологами и геофизиками — для совместного анализа 3D-моделей и принятия решений на их основе, а в остальное время это же помещение может служить для любых других переговоров.

Анатолий Гуреев: Кстати, благодаря большому экрану из ЦВМ получается практически идеальная учебная аудитория. Столы расставлены амфитеатром, так что этот экран с любого места виден целиком. Кроме того, в столах есть лючки для подключения ноутбуков. Поэтому в ЦВМ очень удобно проводить всевозможные тренинги.

Какие особенности и задачи определили выбор оборудования — прежде всего экрана и проекторов?

Анатолий Гуреев: Если в двух словах, то ответ простой — требовалось обеспечить высокое разрешение на большом экране. В действительности и размер экрана, и разрешение изображения, и функциональные возможности во многом диктовались тем, что у нас было реализовано ранее. До переезда в Nordstar Tower наш офис располагался на Арбате, и в нем имелся центр визуального моделирования с экраном такого же размера, как здесь, и довольно сложной многопроекторной проекционной системой (изображение создавалось восемью парами проекторов, каждая из которых отвечала за свою часть экрана). Было очевидно, что новый ЦВМ должен не уступать старому, а также учитывать накопленный опыт по его использованию. Поэтому во время подготовки технического задания на новый центр мы провели анкетирование специалистов и выяснили, какие параметры ЦВМ в старом здании их устраивают, а какие нет, что удобно, а что не очень. Узнали, что, по их мнению, стоило бы изменить в новом центре.

Татьяна Мохова: При переезде мы не стремились реализовать в новом здании какие-то уникальные ноу-хау. Нужно было обеспечить сотрудникам условия для работы не хуже, чем на прежнем месте, и создать платформу для дальнейшего развития.

Анатолий Гуреев: Существовала и вторая задача — снижение совокупной стоимости владения ЦВМ. Система из 16 проекторов, которая использовалась в здании на Арбате, была сложна в эксплуатации и требовала регулярного дорогостоящего технического обслуживания. Желательно было сократить расходы на эксплуатацию и обслуживание — разумеется, при сохранении качества. В итоге мы пришли к идее системы из двух проекторов с разрешением 4K, в которой второй проектор играет двойную роль — участвует в показе стереоскопических изображений и служит для резервирования. Благодаря использованию одной, а не восьми пар проекторов повысилась надежность и удалось избежать проблемы с качеством изображения, присущей многопроекторным системам: в таких системах картинка состоит из нескольких частично перекрывающихся областей, и достичь идеального, воспринимаемого цельным изображения практически невозможно. В процессе эксплуатации по мере старения ламп границы между зонами изображения становятся все более заметными, и требуется периодически проводить настройку системы с использованием специального оборудования.

Татьяна Мохова: Требование получения цельного изображения — одна из главных причин того, что мы не используем в ЦВМ полиэкран. В обычных случаях тонкие полоски, разделяющие видеостену на несколько частей, почти не мешают восприятию изображения, но для полного погружения в трехмерную модель не должно быть никаких помех, препятствующих ее детальному рассмотрению.

Анатолий Гуреев: На момент выбора технического решения всего три компании на рынке — Sony, JVC и Barco — выпускали проекторы с разрешением 4K, но только проекторы Sony обеспечивали нужную нам мощность светового потока. Перед нами, как вы помните, стояла задача спроектировать многофункциональный зал, который мог бы использоваться и для обычных совещаний. А совещания обычно проходят при свете, поэтому изображение на экране должно быть ярче, чем, например, в кинотеатре, где свет во время просмотра фильма гасят.
По той же причине нам не подходил и вариант с прямой проекцией. Поскольку во время совещания докладчики должны иметь возможность выходить к экрану и выступать перед ним, не перекрывая луч от проектора, мы остановились на обратной проекции, выбрав специальный прозрачный экран из стекла.
Мы не могли использовать в техническом решении специальные 3D-проекторы Sony, так как они не подходили нам по нескольким существенным критериям, прежде всего по технологии получения стереоизображения. В нашем случае с экраном обратной проекции прекрасно работает технология Infitec. Кроме того, один 3D-проектор, возможно, обошелся бы дешевле, чем два 2D-проектора, но в таком случае мы не получили бы резервирования.

Татьяна Мохова: Кстати, резервирование — одно из важных улучшений, внедренных при переезде. Старая система его не предусматривала: при неисправности одного из 16 проекторов показ обычных двумерных изображений был возможен лишь в более низком качестве. Сейчас если один проектор выйдет из строя, качество 2D-изображений сохранится на прежнем уровне, так что зал все равно останется полноценной мультимедийной переговорной (только нельзя будет выводить на экран стереоизображения).

Анатолий Гуреев: Особенностью спроектированного технического решения было то, что производитель проекторов не предлагает готового решения для совместной работы выбранных проекторов в паре для получения стереоизображения и соответственно не готов был гарантировать нам успех. И хотя мы знали, что в мире существуют подобные инсталляции, тем не менее оставался определенный риск. Прежде всего потому, что при выбранных параметрах оптическая система чрезвычайно чувствительна к взаимному положению проекторов и их размещению относительно экрана. Малейшее нарушение правильного расположения приводит к существенным ухудшениям изображения. Потребовались значительные усилия инженеров по юстировке положения стойки, на которой установлены проекторы, положения самих проекторов, и даже доработка первоначально выбранной конструкции стойки. Над решением этих задач работали специалисты двух компаний: компании Asteros — нашего главного партнера по построению ИТ-инфраструктуры — и компании Auvix, воплотившей проектные решения ЦВМ в жизнь. В итоге мы получили проекционную систему с замечательным большим экраном и с качеством изображения, которое нас устроило. Оно не хуже, а по ряду параметров даже лучше, чем в старом здании.
Огромный экран из стекла нужно было установить в середине 13-го этажа. Расскажите, пожалуйста, как это удалось осуществить.

Татьяна Мохова: Монтаж экрана мы рассматривали даже не как отдельную задачу в рамках проекта по оборудованию нового помещения, а как отдельный проект. Экран был изготовлен для нас на заказ, и его везли сюда из Англии. То есть если бы в процессе транспортировки или монтажа он оказался поврежден, нам не удалось бы быстро найти ему замену. Требовалось учесть этот риск, так что мы были готовы в случае неполадок своевременно доставить второй экран.
Далее, экран — вещь очень чувствительная, малейший дефект поверхности сказывается на качестве изображения. Поэтому мы специально оговорили с перевозчиком условия транспортировки и тщательно проработали меры по сохранению целостности экрана во время подъема на этаж и перемещения по этажу до места установки.
Из-за своих размеров 6×2,5 м экран не проходил в двери. Единственный возможный способ доставки экрана на место заключался в том, чтобы разобрать часть фасада бизнес-центра на уровне 13-го этажа и занести экран в образовавшийся проем. Здесь возникал дополнительный риск — мы могли не только повредить экран, но и повредить экраном другие стекла фасада. Вдобавок все это происходило зимой 2010—2011 гг., когда на Москву обрушился ледяной дождь. Здесь важно было правильно выбрать технику подъема и рассчитать влияние погодных условий, прежде всего силы и направления ветра: упаковка такого большого по площади экрана, очевидно, обладает высокой парусностью. С учетом всего этого мы разработали и согласовали с другими участниками процесса отдельный план производства работ. В нем детально описывались как траектория и условия подъема и горизонтального перемещения экрана, так и способы подстраховки, и действия в случае каких-либо отклонений. Для подъема использовался стрелочный кран с раздвижной стрелой, страховку осуществляли профессиональные альпинисты.
С перемещением по этажу была связана проблема иного рода: до доставки экрана на место мы не могли строить некоторые перегородки на 13-м этаже — а значит, строители должны были правильно спланировать последовательность работ, чтобы уложиться в срок. Существовал и риск случайного повреждения экрана во время возведения перегородок, но меры предосторожности, предусмотренные нашим планом, строго соблюдались.
Из каких соображений определено место для ЦВМ?

Анатолий Гуреев: Как уже упоминала Татьяна, практически все переговорные у нас находятся на 13-м этаже, а коммутационное и мультимедийное оборудование сосредоточено в одном серверном помещении в середине этажа. При объединении этого помещения с проекторной ЦВМ получилась достаточно просторная комната, в которой и установлены проекторы. Экран вмонтирован в перегородку, которая разделяет серверную и зал ЦВМ. Такое размещение позволило нам получить необходимое расстояние от проекторов до экрана и избежать обычного в подобных случаях использования зеркал — изображение попадает на экран непосредственно с проекторов, что, естественно, положительно сказывается на его качестве. Зеркало, даже самое лучшее, неизбежно вносит определенные искажения.
И последнее: как бы вы резюмировали итог работы?

Татьяна Мохова: Мы нашли новое решение, которое позволило нам не только сохранить уровень сервиса, обеспечиваемый ранее, но и улучшить качество изображения, одновременно снизив затраты на техническое обслуживание Центра визуального моделирования.

Анатолий Гуреев: Центр визуального моделирования сейчас очень активно используется — по большей части, конечно, для бизнес-встреч. Видно, что он просто нравится пользователям. Поэтому я считаю, что решение получилось удачным.

 

21.01.2012

Источник: Intelligent Enterprise, №11 (233), ноябрь 2011 года


К списку новостей


Задать вопрос

Новости компании

06.12.2016

AUVIX и Optoma стали технологическими партнерами Moscow Decompression-2016

Moscow Decompression - вечеринка крупнейшего американского фестиваля Burning Man. Ежегодное событие было организовано в четвертый раз и стало самым крупным в истории проведения Decompression в России.

28.11.2016

Приглашаем на вебинар по партнерской программе компании Vinteo

1 декабря в 10.00 по московскому времени состоится вебинар производителя систем видеоконференцсвязи компании Vinteo.

Все новости компании


Запросить условия сотрудничества

Заполните и отправьте форму запроса и наш специалист обязательно свяжется с Вами для уточнения деталей.