ИТ в школе: опять хотели как лучше

Примерно год назад сайт Adme.ru опубликовал статью о детях тех, кто работает в Кремниевой долине (в таких компаниях, как eBay, Google, Apple, Yahoo, Hewlett-Packard). Эти отпрыски ИТ-специалистов посещают простую старомодную школу Waldorf of the Peninsula. Здесь для обучения не используют ничего, что связано с новейшими технологиями, только доски с цветными мелками, энциклопедии, деревянные парты, тетради, ручки, карандаши, швейные иглы, глину и прочее. А компьютеры, планшеты, ноутбуки и экраны в классах запрещены.

Когда родителям этих детей указывают на то, что компьютерная грамотность необходима, дабы соответствовать вызовам современности, они отвечают: спешить с этим не стоит. «Это же суперлегко. Примерно так же, как научиться чистить зубы, — говорит мистер Игл, сотрудник одной из компаний Кремниевой долины. — В Google и подобных местах мы делаем технологии настолько простыми, насколько это возможно. Не вижу причин, по которым ребенок не сможет освоить их, когда станет старше».

И это в самом центре разработки высоких технологий. И это в то время, когда по всему миру школьные классы оснащаются по последнему слову техники...

Спорить о том, нужна ли компьютеризация среднего образования, можно бесконечно. Лучше давайте попробуем сформулировать, зачем она нужна. Ведь от ответа на этот вопрос зависит оценка эффективности тех шагов, которые предпринимаются в данном направлении.

Евгений Овчинников

Заместитель генерального директора AUVIX, Евгений Овчинников:

«Детство учеников сегодня тесно связано с современными технологиями. С гаджетами они „на ты“ и ждут от учебного процесса не только чего-то интересного, но и того, к чему они привыкли. Поэтому сейчас внедряются электронные учебники и дневники, устанавливаются проекторы и интерактивные доски, внутри школы создается мультимедийная среда, которая позволит сделать образовательный процесс максимально удобным».

Похожую точку зрения высказывает и Вадим Дрожжин, менеджер по работе с ключевыми клиентами московского представительства компании Epson: «Основная задача каждого учителя средней школы — донести до своих подопечных знания, заинтересовать их, научить работать с полученной информацией. Поэтому преподавание должно идти в ногу со временем. Современную школу сложно представить без компьютеров, принтеров, интерактивных досок и проекторов. Подростки привыкли воспринимать информацию в цифровом виде, в форме интерактивных заданий, наглядных изображений, графиков и схем. Внедрение технических средств позволяет вовлечь их в учебный процесс, сделать соавторами уроков. При таком подходе учеба перестает быть скучной обязанностью и развивает любознательность».

Не секрет, что нынешние школьники сильно (в первую очередь именно в моделях восприятия информации) отличаются от своих родителей. Они с раннего детства тесно общаются с цифровыми технологиями: планшетами и смартфонами, «живут» в социальных сетях (где вся информация передается в мини-сообщениях), фото- и видеохостингах. И как следствие этого, наиболее удобная для них форма взаимодействия с внешним миром — мультимедиа. Причем это справедливо для любых ситуаций: поиск и получение нужных сведений, усваивание знаний, обмен информацией, общение. А значит, учителям нужно учиться передавать знания новым поколениям в удобной для них форме.

«Основная задача „информатизации“ школ заключается в создании средств, помогающих быстрому и качественному усвоению большого объема материала (зачастую сложного), — уверен Алексей Златин, глава представительства компании NEC Display Solutions. — Современные программы обучения насыщены информацией, воспринять и осознать которую школьники не в состоянии, если в их распоряжении только учебник и меловая доска. Даже базовые законы физики гораздо легче понять и запомнить при помощи графики или анимации, а не только через формулы и двумерные картинки в учебнике».

Но на этом список вопросов, которые необходимо решать в ходе информатизации школ, не заканчивается.

Как справедливо замечает Ирина Смирнова, координатор проектов в области образования Panasonic Россия, для решения главной задачи информатизации школы — повышения качества образования — помимо поставки техники необходимо выстраивать информационную культуру ее использования, методическое обеспечение и управленческое грамотное внедрение.

Разделяет это мнение и Павел Фоминых, руководитель Центра по бюджетному учету (Москва), компания «Первый БИТ»: «Информатизация должна „пронизывать“ школу по многим направлениям: от обеспеченности компьютерами учеников, учителей, доступа к Интернету из любой точки школы до сайта школы и сервисов (электронный дневник, журнал, интеграция со СКУД и др.)».

Согласна с этим и Елена Ерохина, вице-президент компании «Аквариус»: «Сегодня некоторые школы уже перенасыщены ИТ-оборудованием (в том числе интерактивным), которое порой даже не используется. Поэтому при внедрении ИКТ необходимы комплексные решения, включающие готовые модульные компоненты для разнообразных задач: от построения сети передачи данных и компьютерных классов до создания систем дистанционного обучения и дистрибуции электронного контента на базе специализированного серверного оборудования».

Получилось как всегда?

«Два года назад мы выиграли аукцион по обслуживанию школ Москвы — должны были поддерживать определенные группы оборудования в рабочем состоянии, — рассказывает Дмитрий Черемушкин, директор по развитию ООО НТЦ „Электрон-Сервис“. — Были собраны данные о том, в каких школах какие устройства находятся. И у нас сложилось впечатление, что до недавнего времени в столице распределение „железа“ по школам велось независимо от их специализации, а лишь пропорционально их размерам. С одной стороны, это хорошо — везде уже есть базовый набор техники. С другой стороны, все поставки велись „крупными мазками“. Так, до сих пор во многих классах нет персональных принтеров, зато на этаже стоит огромный цветной аппарат формата А3».

Действительно, поставки ИТ-обрудования в школы начались не вчера. Правильнее будет сказать, что «вчера» (а точнее в 2013 г.) они чуть было не закончились, так как было объявлено о сокращении их финансирования из госбюджета. Так что же уже сделано в этом направлении?

Как отмечает Елена Ерохина, благодаря государственной поддержке прошло несколько «волн» оснащения образовательных учреждений техникой: «Уже поставлено большое количество ИТ-оборудования: компьютерные классы на базе стационарных и мобильных устройств, системы видеонаблюдения и прочее».

Чаще всего к этому «прочему» наши респонденты относят проекторы и интерактивные доски. Несколько лет подряд тендеры на поставку этих устройств «кормили» целый сегмент российского ИТ-рынка. При этом, по данным Евгения Овчинникова, в настоящий момент общая оснащенность школ крайне низкая.

«Статистика утверждает, что современное оборудование есть только в 10% школ страны. Самые оснащенные учебные заведения расположены в экономически развитых регионах: Республике Татарстан, Чеченской Республике, Краснодарском крае. Напротив, в дотационных регионах школы обеспечиваются минимально, приобретается недорогое оборудование».

Справедливости ради скажем: наши респонденты уверены, что как минимум один компьютерный класс, где дети могут изучать информатику, есть практически в каждой школе. А кроме перечисленных выше регионов к передовикам «информатизации» они относят также Саха (Якутию), Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский округа, Пермский край, Челябинскую область и, конечно же, обе столицы.

При этом, как утверждает Серей Кузнецов, востребованность того или иного оборудования в конкретной школе, а также различия в уровне информатизации в разных регионах зависят не только от количества выделяемых на эти цели средств, но и от системы подготовки учительского состава, желания внедрять ИТ-оборудование в процесс обучения и готовности преподавателей использовать ИКТ.

Наши эксперты предполагают, что именно нехватка учителей, умеющих применять ИКТ в образовательном процессе, создает впечатление избытка оборудования, распространяются слухи о «чем-то компьютерном», годами простаивающем в заводской упаковке в школьном подвале.

«К сожалению, сегодня уровень информатизации школ, и в целом по стране, и в отдельных ее регионах, не соответствует даже минимальным потребностям ключевых заказчиков (то есть будущих работодателей). Говорить про ожидания самих учебных заведений не приходится, так как большинство из них сегодня находятся в ситуации „радуемся тому, что есть“, — подводит итог Олег Поддубный, директор по развитию корпоративного бизнеса ООО „Асбис“. — Но надо понимать, что потребность в информатизации формирует уровень образованности учителей, преподающих ИТ. А это напрямую зависит в том числе и от среднего возраста школьных педагогов. Конечно, есть и приятные исключения. Но, как показывает практика, двигателями этих процессов чаще всего становятся молодые люди, хорошо разбирающиеся в современных технологиях. В 2012 г. на федеральном уровне было решено начать процесс. И вот сегодня мы видим, увы, не слишком радужный результат. Конечно, хорошо, когда в школах есть планшетные и стационарные ПК, доски и проекторы. Но нередки случаи, когда поставленное оборудование так и остается нераспакованным. Кроме того, в среднем школы используют от 10 до 25% имеющегося функционала. Почему? Потому что приобретали либо просто то, что было, не задумываясь „зачем это надо и что будем с этим делать“, либо то, на что указали сверху, без учета реальных задач школы».

Примерно о том же говорит и Евгений Азаренко: «Второе тысячелетие российские школы встретили массовой компьютеризацией, что, безусловно, сыграло положительную роль в развитии информатизации в регионах. На следующем этапе в школы поставили интерактивные доски... Но если в случае с компьютером освоение новых технологий было для учителя „жизненной необходимостью“, то с интерактивными досками такого не произошло: у них есть беспроигрышная альтернатива — обычная доска. Нам еще предстоит оценить целесообразность выбора оборудования, но уже известно, что следующим этапом информатизации школ России будет массовая поставка планшетов, усовершенствованных комплектов для школьных лабораторий и доступных мультимедийных комплексов с поддержкой интерактивных функций и 3D».

Ну и раз уж разговор зашел об интерактивных досках, приведу еще одно мнение. «На заре информатизации многие школы — из-за дефицита информации, недостаточной квалификации технических специалистов, ограниченного предложения — закупили огромное количество доступных интерактивных досок, которые должны были упростить учебный процесс, — вспоминает Вадим Дрожжин. — Но оказалось, что для этого требуется переработать почти все существующие методические материалы. Несколько лет назад появились интерактивные проекторы, которые во многом дублируют возможности интерактивной доски. Они занимают значительно меньше места — любая ровная поверхность становится интерактивной, да и работать с ними проще. Кроме того, эти аппараты позволяют использовать традиционные материалы (отображая их на экран с помощью документ-камеры), работая с ними с применением интерактивных инструментов, что значительно повышает эффективность урока».

Но вернемся к «нежеланию» преподавателей учиться. Как отмечают наши эксперты, в большинстве случаев учителя-то в этом и не виноваты. Чаще всего в тендерах на поставку ИТ-оборудования в школы прописываются характеристики оборудования и ПО и крайне редко — сам процесс обучения. Понимая, что преподавателям трудно самим освоить новые технологии, ИТ-компании проводят специализированную учебу, выездные региональные тренинги и курсы. Но правильнее было бы искать решение данной проблемы не в частных инициативах, а на государственном уровне.

Как жить, если закончились деньги?

Недаром почти половина этой статьи посвящена острым вопросам информатизации школ: ведь любая проблема заказчика — это возможность для его поставщика. Но есть то, что может повергнуть в уныние любого, даже самого оптимистично настроенного продавца — сокращение финансирования. Именно это и произошло недавно с российским средним образованием.

Большинство наших респондентов отмечают, что в ситуации, когда многие проекты еще не были закончены, это заставило школы закупать оборудование поэтапно, зачастую с удешевлением, что, конечно же, приводит к ухудшению качества.

Так, по мнению Алексея Златина, стабильным спросом до сих пор пользуются проекторы, но в 2014 г. спрос в основном сосредоточился на моделях начального уровня с самыми простыми, можно сказать, архаичными, характеристиками (например, яркостью до 3000 ANSI и разрешением SVGA).

А Евгений Овчинников отмечает, что вместо проектора и интерактивной доски теперь покупают проектор и экран.

Увы, но в силу ограничения финансирования у многих школ не осталось возможности развивать инновационные и нестандартные решения, которые могли бы повысить эффективность образовательного процесса.

«Приобретают сейчас только жизненно необходимое (как правило, это ПО и антивирусы), а все, что еще может работать, или то, без чего „завтра“ можно обойтись, откладывается до лучших времен», — сожалеет Олег Поддубный.

Евгений Азаренко также уверен, что сокращение финансирования привело к переосмыслению приоритетов как в министерствах и ведомствах, так и в школах. Если говорить о федеральном уровне, то деньги ушли на целевые программы развития дошкольного образования и факультативных занятий. В такой ситуации школе приходится подстраиваться под спущенные сверху требования или изыскивать собственные средства и выбирать самые недорогие варианты из всех возможных.

Зато в 2015 г. появились новые направления работы, к которым Сергей Кузнецов относит обеспечение доступности образования, инклюзию, ОВЗ, программы «Доступная среда», социализацию детей, спортивную программу «Нормы ГТО».

Кролики — это не только ценный мех...

Перефразируя эту фразу, получим, что информатизация среднего образования — это не только единичные, разнесенные во времени поставки «железа» и ПО, но и профессиональные интеграторские услуги, благодаря которым весь этот «зоопарк» можно превратить в единую систему в отдельно взятой школе. Ну или хотя бы немного поднять его эффективность. Чем не перспектива «подзаработать» для российских ИТ-компаний?

Но для того чтобы подобные проекты реализовывались, инициатива должна исходить с самого верха. «Министерство образования должно сначала разработать программы и стандартизировать учебные материалы, в которые изначально будут включены интерактивные и иные составляющие. Лишь после этого можно будет говорить о комплексном подходе к оснащению школ, — считает Алексей Златин. — Сегодня же они покупают ПК, проекторы, специализированное ПО, но что со всем этим делать и как все это правильно встроить в учебный процесс, никто не знает. В лучшем случае с помощью этого показывают презентации, подготовленные преподавателями. Что уж говорить о востребованности 3D-решений! Пока не будут разработаны методики проведения уроков с использованием современных ИТ-средств, эффективность использования закупаемого оборудования останется низкой».

Все наши респонденты согласны с тем, что простая поставка «железа» в школу не даст того эффекта, которого можно добиться при сквозной автоматизации всего образовательного процесса. Елена Ерохина уверена, что ядром ИТ-инфраструктуры должно стать серверное оборудование, обеспечивающее функционирование всех необходимых сервисов: «Мобильные классы в связке с интерактивными досками помогают лучше усваивать материал. А если подключить систему дистанционного обучения, которая позволяет удаленно работать на уроке тем, кто не присутствует в классе, эффективность обучения существенно повысится».

Конечно, системный подход более затратный, но в долгосрочной перспективе он приносит много дивидендов. И хотя, как отмечает Евгений Азаренко, не все разделяют это мнение, уже существуют примеры успешного внедрения комплексных образовательных систем, в том числе и в регионах. Пример — гимназия № 19 (Казань), оборудованная облачными сервисами с электронным документооборотом, электронными карточками для учеников и др.

Как бы подводя итог вышесказанному, Павел Фоминых констатирует: «Комплексные проекты реализовывались, покупалось только оборудование. Работы не свернулись, они продолжаются практически везде с разной степенью интенсивности и будут продолжены. Правда, на комплексные проекты у школы нет ресурсов».

 

26.06.2015

Источник: Светлана Белова, CRN


К списку новостей


Задать вопрос

Новости компании

06.12.2016

AUVIX и Optoma стали технологическими партнерами Moscow Decompression-2016

Moscow Decompression - вечеринка крупнейшего американского фестиваля Burning Man. Ежегодное событие было организовано в четвертый раз и стало самым крупным в истории проведения Decompression в России.

28.11.2016

Приглашаем на вебинар по партнерской программе компании Vinteo

1 декабря в 10.00 по московскому времени состоится вебинар производителя систем видеоконференцсвязи компании Vinteo.

Все новости компании


Запросить условия сотрудничества

Заполните и отправьте форму запроса и наш специалист обязательно свяжется с Вами для уточнения деталей.